ПАРАДОКСЫ ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ВИДОВ





Эволюция земли: от начала и до бесконечности

Noogizn

Российская общенациональная идея



А где же логика?

       Предположения, которыми Ч.Дарвин обосновывает свои взгляды, крайне противоречивы и порой лишены всякого смысла. Так, он пишет: «…мы можем видеть, что природа расточительна на многообразие, хотя и скупа на нововведение. Но никто не сумел бы объяснить, почему существовал бы такой закон природы, если бы виды были созданы независимо одни от других». Здесь нужно отдать должное великому учёному - его умению подменять логику витиеватостью выражений можно только позавидовать.
       Да, именно потому, уважаемые дарвинисты, природа и способна быть такой многообразной при скупости на нововведения, что виды создавались и создаются независимо друг от друга. По-другому просто никак не получится – та невероятно большая продолжительность времени, в течение которой проявляются так называемые видовые вариации, никак не способствует возникновению многообразия в природе.
       А вот другое подобное же утверждение Дарвина, которым он пытается доказать научность своей теории: «Так как естественный отбор действует путем конкуренции, то он адаптирует и улучшает обитателей каждой страны только по отношению к другим ее обитателям; поэтому нам нечего удивляться, что виды какой-либо страны, хотя они с обычной точки зрения созданы и специально адаптированы для этой страны, побеждаются и вытесняются натурализованными формами других стран».
       Удивляться в данном случае нужно лишь очередному нелогичному высказыванию учёного. Непонятно почему это вдруг «обитатели каждой страны, созданные и специально адаптированные для этой страны, под воздействием естественного отбора побеждаются и вытесняются натурализованными формами других стран», не созданными и специально не адаптированными для этой страны.
       Сомнительно, что морские плотоядные, попав в пресноводный водоём, смогут вытеснить травоядных, не говоря уже о земных хищниках, совершенно не способных к существованию в водной стихии – очевидно, что все они не только не вытеснят обитателей рек, но погибнут сами, не сумев адаптироваться к новым условиям проживания. Другое дело если в этот водоём запустить речных хищников, которые, так же как и его обитатели, хорошо приспособлены к пресноводной среде и в силу своих физиологических особенностей могут обеспечить там своё господство. Но в данной ситуации речь нужно вести о другом: чужие натурализованные формы, способны победить и вытеснить старожилов, если для них новые условия окажутся более биоблагоприятными, чем для аборигенов.
       Особо нужно отметить следующее предположение Ч.Дарвина: «Так как естественный отбор действует исключительно путем кумуляции незначительных последовательных благоприятных вариаций, то он и не может производить значительных или внезапных модификаций; он подвигается только короткими и медленными шагами. Отсюда правило “Natura поп facit saltum” все более и более подтверждается по мере расширения наших знаний, становится понятным на основании этой теории».
       Это абсолютно верное утверждение совершенно не подтверждает его же предположение о происхождении всех видов от одного общего предка, которое, казалось бы, должно быть доказано бесконечным количеством промежуточных форм, связывающихся друг с другом виды переходами, имеющими неуловимые различия между собой. Где эти связующие формы, почему мы не наблюдаем их повсюду в подтверждение вышесказанного?
       Дарвин по этому поводу пишет: «Я могу ответить на эти вопросы и возражения только предположением, что геологическая летопись значительно менее полна, чем предполагает большинство геологов. Число экземпляров в наших музеях абсолютно ничтожно по сравнению с несметными поколениями видов, несомненно, существовавших».
       Понимая, что практически полное отсутствие археологических находок, подтверждающих видовую дивергенцию, наносит губительный удар по престижу его теории, Ч.Дарвин посвящает обоснованию сложившейся парадоксальной ситуации целые главы, в которых пытается убедить всех, что отсутствие фактов ещё не означает, что этих фактов на самом деле нет.
       Интересно как в этой связи повёл себя учёный, если бы обвинитель на суде применил его приёмы при обосновании своего вердикта: никаких улик против Вас в связи неполной геологической летописью нет, но это ничего не значит, так как согласно моим предположениям Вы должны быть признаны виновным и осуждены. Не думаю, что он сам согласился бы с подобными методами установления истины.
       Предполагать можно только опираясь на факты, а не на их отсутствие. Существование сходных между собой видов, без каких-либо промежуточных форм, явление в природе повсеместное, практически не имеющее исключений и это является самым весомым аргументом в пользу полигенизма.
       Подтверждением сказанному служит следующий примечательный факт.
       Неподалёку от Пекина в пещере Чжоу-Коу-Дянь антропологи обнаружили останки древних обезьянолюдей - синантропов. Тысячелетия, возможно, десятки тысячелетий прожили они в этом убежище. Они также неожиданно и неизвестно откуда появились, как и внезапно исчезли из этой пещеры. И за все время существования сотен поколений синантропов не произошло никаких изменений в их организмах, не обнаружены хотя бы маломальские вариации, дающие повод предполагать о наличии процесса дивергенции вида, при возникновении неблагоприятных перемен.
       Если такими темпами шла вся эволюция жизни, то для появления нынешнего разнообразия живых существ не хватило бы и нескольких сроков существования нашей планеты. Тем более, что подобные преобразования должны были произойти в несравненно меньший период времени - согласно предположениям учёных катаклизмы, которые потрясли Землю около 70 миллионов лет назад, уничтожили на ней практически всё живое, что полностью исключает появление в последующем за столь короткий срок новых видов по дарвинскому сценарию.
       И не случайно, исследуя эволюцию человека, естествоиспытатели смогли найти всего несколько подвидов существ, вписывающихся в семейство гоминидов, которые, тем не менее, настолько разительно отличаются друг от друга, что говорить не только о неуловимых эволюционных различиях между ними, но и каком-то родстве, просто нелепо.
       Это уже подтверждается последними данными науки. Так, согласно догмам дарвинизма, неандертальцы длительное время считались ближайшими родичами и предшественниками человека. Сейчас же на основании многочисленных исследований, проводимых в США и Европе, учёные пришли к однозначному выводу о том, что неандертальцы не были ни предками, ни родственниками кроманьонцев. Это были два различных биологических вида, длительное время существовавших одновременно как независимые сообщества, но затем произошедшие на планете природные изменения привели к исчезновению неандертальцев, а затем и более развитых кроманьонцев.
       Эти же изменения создали условия для появления совершенно новой биологической особи - современного человека, абсолютно не связанного родством с какими-то другими разновидностями семейства гоминид. Свою привлекательную внешность и все отличительные свойства «человека разумного разумного» природа заложила в нём сразу же в момент появления на Земле, а не вследствие постепенных эволюционных преобразований. Нет ни одного археологического экземпляра, доказывающего факт превращения кроманьонцев в современных людей.
       Всё это позволяет предполагать, что уже самые первые представители человечества в отличие от своих человекоподобных сородичей способны были разговаривать, создавать, совершенствовать и применять орудия труда, строить жилища и обрабатывать землю. Причём, по неизвестным, но естественным причинам уровень интеллектуального развития человека в разных областях планеты оказался разным: некоторые расы в кратчайшие сроки научились возводить каменные дворцы и создавать высокохудожественные произведения, творчество же других и по истечению многих веков осталось на уровне тростниковых хижин и глинобитных кибиток.
       Но при этом неоспоримо одно: современный человек никогда подолгу не использовал пещеры и другие природные укрытия в качестве жилья. И неслучайно археологи в пещерах находят следы длительного пребывания только так называемых первобытных людей и зверей и никогда homo sapiens.
       Отсутствие таких переходных форм может свидетельствовать только о самостоятельном, независимом, пусть даже и таинственном, появлении «человека разумного разумного», свойства которого в момент его зарождения были полностью адаптированы к внешним условиям, хотя они к тому времени уже стали губительными для кроманьонцев. Последних, а также неандертальцев и других человекоподобных обитателей нашей планеты отличало от нас главное – крайне низкая способность к творчеству.
       Если современный человек, существуя всего несколько тысяч лет, развился до такого уровня, что оказался в состоянии полететь в космос, то его, так называемые предшественники, за гораздо больший период своего обитания только и смогли что создать примитивнейшие орудия труда и предметы быта, не говоря уже о науке, культуре и искусстве. Именно неспособность к творчеству и явилась той определяющей причиной, которая привела к полному исчезновению этих гуманоидов – они просто не смогли противостоять постоянно появляющимся эпидемиям, одна из которых, возможно, и оказалась для них губительной.
       Мифический естественный отбор не помог выжить даже самым приспособленным особям.
       Но и для homo sapiens окружающая среда не всегда была благоприятной – нередко случались периоды, когда в ней происходили какие-то неуловимые изменения, ставившие человечество на грань вымирания от массовых эпидемий. И свирепствующие в настоящее время опасные инфекции, являющиеся по своей сути болезненной реакцией человеческого организма на воздействие возникших неизвестных природных факторов, способны в принципе также уничтожить человеческий род, как это произошло с другими нашими собратьями по семейству гоминид. А то, что новые изменения серьёзно угрожают всему человечеству, свидетельствуют факты практически одновременного возникновения очагов эпидемии в различных ареалах обитания людей.
       В этих условиях неизбежно должны возникнуть процессы, подтверждающие правоту теории Ч.Дарвина – вид homo sapiens, адаптируясь к изменившейся среде обитания, просто обязан начать как-то преобразовываться. Но ничего подобного мы не видим: никаких новых признаков, указывающих на начало дивергенции вида не появилось. На этом основании можно предположить: выжить в новых условиях человеку поможет не пресловутый естественный отбор, а неизмеримо более высокий по сравнению с другими обитателями планеты интеллектуальный потенциал.
       Для подтверждения теории происхождения видов должны быть найдены не два-три подвида предшественников человека, а сотни и даже тысячи археологических экземпляров с промежуточными формами, в противном случае ни о какой дивергенции в поколениях, приведшей к появлению современного человека не может быть и речи.
       И дело здесь вовсе не в состоянии «геологической летописи» - если бы такие переходные формы существовали бы в несметном количестве реально, они бы уже давно были обнаружены хотя бы в десятках, а то и сотнях экземплярах. Это относится не только человеку.
       Подобная картина наблюдается повсеместно – отсутствие плавных переходов позволяют сделать важный вывод: виды никогда не переходят из одного в другой, как бы ни менялись внешние условия их жизни – заложенные природой при их появлении устойчивые видовые признаки не изменяются ни при каких обстоятельствах. Новый вид появляется «с чистого листа», а не из какого-то исходного вида. Характеризующие его признаки формируются под воздействием факторов внешней среды в момент зарождения и передаются по наследству от предков к потомкам, сохраняясь на протяжении всего периода существования вида, как его ген.
       Эти приспособительные (адаптивные) качества, возникшие единожды, играют важнейшую роль в сохранения вида как такового. В данном случае можно говорить о видовой устойчивости, сохраняющей виды, не будь её, не существовало бы и постоянства видов, которые менялись бы с такой же быстротой как и окружающая среда.
       Несмотря на наличие, казалось бы, убедительных и неоспоримых фактов, которые Ч.Дарвин приводит в подтверждение своей гипотезы, она глубоко ошибочна по своей сути и совершенно не соответствует действительности.
       Подобный вывод о несостоятельности дарвинизма вытекает, прежде всего, из факта уклонения учёного от ответа на вопрос, неизбежно возникающий у любого противника моногенизма: почему на Земле, изобилующей обширными территориями со сходными благоприятными условиями обитания, способным появиться на свет оказался только один живой прототип, породивший такое многообразие животного и растительного мира?
       Ведь совершенно очевидно, что жизнь на Земле возникла не в каком-то одном районе, а практически на всей планете. А вследствие того, что среда обитания существенно различалась в различных ареалах, то и появившиеся там в бесчисленных количествах первоклетки не могли быть однородными, что позволяет сделать обоснованное предположение: всякие рассуждения о возможном происхождении разнообразных видов из единого корня не имеют ничего общего с действительностью, речь может идти только о предках каждого отдельно взятого вида.
       «Отказав» в праве зарождения другим организмам, Ч.Дарвин, по сути, стал на путь искажения реальности и до предела осложнил решение проблемы появления и развития жизни.

Noogizn
Эволюция земли: от начала и до бесконечности
Российская общенациональная идея

Написать автору
Copyright © 2008-2021 by